Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

ШКОЛУ ЩЕТИНИНА ПРОДОЛЖАЮТ ЦИНИЧНО УНИЧТОЖАТЬ

ШКОЛУ ЩЕТИНИНА ПРОДОЛЖАЮТ ЦИНИЧНО УНИЧТОЖАТЬ, назначая директорами непрофессионалов.

Митрополит Питирим в школе Щетинина
Приказом и.о. министра просвещения РФ А.А. Корнеева от 9 февраля 2021 года временно исполняющим обязанности директора Лицея-интерната комплексного формирования личности детей и подростков назначен Аслан Хутов.
Вступление в должность, согласно приказу, состоялось 12 февраля и продлится на срок проведения мероприятий по реорганизации Всероссийского детского центра «Смена» и лицея, созданного выдающимся педагогом и академиком РАО Михаилом Щетининым (1944–2019).
Источник: https://vogazeta.ru/articles/2021/2/25/CHto_proiskhod..

Я считаю, что циничное уничтожение достояния России продолжается.
Кто поверит, что это всё делается ради сохранения школы?
Обращаю внимание, что Хутов назначается на СРОК ПРОВЕДЕНИЯ МЕРОПРИЯТИЙ ПО РЕОРГАНИЗАЦИИ «СМЕНЫ» И ЛИЦЕЯ.
Т.е руководство ВДЦ «Смена» и лицея-интерната не в состоянии решить эту задачу? Нужен сводник, который эту операцию проведёт?

Вспоминаю слова Щетинина:
"Шесть лет мы боролись с Правительством Российской Федерации за жизнь. Нас хотели перевести на муниципальное финансирование, я отказался от него, потому что если бы я перешёл на муниципальный бюджет, то я должен был тогда перезащититься, доказать необходимость существования нашей образовательной системы. В тех условиях это было просто невозможно. Я просто видел, как мы связываемся тисками непонимания государственного аппарата, того, что делаем мы.
Шесть лет битвы, но за шесть лет мы не остановили работу, мы доказали жизненность нашей системы.
Шесть лет без государственных средств – жуткая невесомость между жизнью и смертью, невероятное, немыслимое напряжение сил…
Ежедневная битва за существование в государстве и вообще на Земле…
Жизнь в условиях, когда в любой момент всё могло закончиться, побуждала стремительно и точно реагировать на все тенденции событий текущего часа…
Мы все, сама школа, погружались в происходящие перемены, ловили в них способы продолжить дело. Надо было жить, жить, жить…"

К сожалению, сейчас не видно борьбы самой школы за выживание. Почему сотрудники лицея не высказывают свою позицию, а сидят и ждут что с ними сделают? Мне это кажется странным.

Почему не требуют назначить директором Лицея соратника Щетинина? Лидера школы не видно и не слышно. Ждать, что правительство будет делать всё, чтобы школа сохранилась развивалась – это детская наивность.

Путин отказался принимать участие в судьбе лучшей школы России. Но если прорваться к нем на личную встречу, то я думаю, он встанет на защиту школы.
Терять им нечего!
Похоже «Варяг» гордо идёт ко дну. Последний парад наступает!
И это вызывает сожаление.
Запомним какой была школа академика Щетинина.


https://www.flickr.com/photos/mitropoliakubanru/albums


Юрий Кольцов

https://vk.com/tibet11?w=wall279305080_8372%2Fall
Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

ХОГВАРТС МИХАИЛА ЩЕТИНИНА. КАК В ТАИНСТВЕННОЙ ШКОЛЕ ГОТОВИЛИ ИДЕАЛЬНОЕ ПОКОЛЕНИЕ



Закрытое сообщество – любимая тема документальных фотографов, стоящая на трех китах: экзотика, эксклюзив и экстрим. В течение 2017–2019 годов именно над такой историей я и работала. Нашла в поселке Текос Краснодарского края школу Михаила Щетинина, добилась доступа и надеялась, что итогом станет объективный рассказ о казачьем Хогвартсе.В классическом документальном подходе считается, что автор – наблюдатель и отражает реальность. Он не меняет систему, как и система не меняет его. Но чем дольше я снимала, тем лучше понимала: задокументировать я смогу разве что сам процесс моего исследования. Как мне показывали лишь то, что хотели, так и я увидела лишь то, что могла.

Подготовка

Попасть в школу оказалось не ⁠так просто. Полноября я висела на телефоне, каждый ⁠раз представляясь новому администратору, но ничего не ⁠двигалось. ⁠В какой-то момент мне повезло – трубку взял сам ⁠Михаил Петрович. И уже на следующий день я ехала в поселок Текос Краснодарского ⁠края на ⁠аудиенцию с ним.

В сети мнения об авторизованном ЮНЕСКО «Лицее-интернате комплексного формирования личности детей и подростков» полярны. Самые известные работы противников школы – исследование протоиерея Алексия Касатикова и доклад профессора Александра Дворкина – обвиняли доктора педагогических наук и члена Российской академии образования Михаила Щетинина в создании тоталитарной секты, пропаганде оккультно-языческих воззрений, воспитании фанатично преданных, обученных военному делу адептов. Отзывы родителей и выпускников в группах «ВКонтакте», посвященных школе, в большинстве своем положительные, если не сказать восторженные.

Лишь единицы в этом хоре идут против потока, заявляя о культивации у учеников деструктивной зависимости от директора и коллектива, щедро сдобренной «религией предков» и патриотизмом: «Жить просто и радоваться здесь и сейчас со временем отвыкаешь. Привыкаешь всегда все “выстраивать”, стремиться к чему-то, работая над собой, еще больше “отдавая себя”, а тебе опять говорят, что ты топчешься на месте, что ты болен “самостью”, и так по кругу. Достигая цели, ты не в состоянии насытиться и отдохнуть, а думаешь, как бы достичь цели следующей. Вечное ожидание завтра, которое никогда не наступает. Щетинин часто повторял, что “русские всегда живут в завтра” и “надо работать на будущее”. В этой гонке за прекрасной будущей Россией мы бесконечно болели вшами, стрептодермией, чесоткой, микозами, отравлениями, воспалениями легких, у девочек были проблемы с женским циклом, у мальчишек надорваны спины, про травмы и простуду с осложнениями вообще молчу. Все это считалось в порядке вещей – ну не держал состояние, чего с тебя взять… сам виноват».

Многие выпускники даже спустя годы остаются благодарными директору за счастливое детство. «Мне там нравилось. Да там всем, наверное, нравилось, – поделилась со мной женщина, проучившаяся в лицее год в начале 1990-х. – Мне было лет 12–13. Уроки погружения, первая самостоятельная жизнь – это было очень странно, конечно. Мы втроем или вчетвером жили в пустом доме, который был предоставлен местными жителями. Все дети были расквартированы, но мы жили прямо в отдельном. В школе практически жили… Очень интересно, не выгнать было. Михаил Петрович знал всех по имени и знал к каждому подход – по крайней мере так казалось. Находил время с каждым пообщаться. Курс биологии, например, я помню именно из этой школы – то, что преподавали в обычных, не помню вообще. Неинтересно было. Еще помню, что осенью в Текосе занимали лагерь летний. С утра собирали виноград, яблоки, вечером занимались. Ездили на грузовиках, как в 1950–1970-х годах, и пели песни. Сейчас даже как-то странно вспоминать. Шали русские носили. Особый шик был. Наверное, там заложено было что-то вроде возрождения Руси с домашним укладом. Типа, девушки поют песни, плетут косы, ходят до колодца… А парни должны обязательно помогать».

Лицей в поселке действует с 1993 года. Это не первый педагогический эксперимент Михаила Щетинина, учителя музыки и пения по классу баяна, согласно аттестату Саратовского педагогического института. В его биографии числится директорство в музыкальной школе в Кизляре в начале 1970-х, с 1974-го – в поселке Ясные Зори Белгородской области, затем – в селе Зыбково Кировоградской области, а с 1988-го и до переезда на нынешнее место – в станице Азовская Краснодарского края.

В 1986 году Михаил Петрович издал брошюру «Объять необъятное» о своем руководящем опыте, где целью применяемого им образовательного метода назвал разностороннее развитие детей: «Способность к одному виду деятельности слагается из многих способностей к другим. Талант – это синтез множества талантов. Значит, задача развития одной способности должна быть одновременно и задачей развития “побочных” способностей. Для того чтобы воспитать специалиста, надо, следовательно, помимо заботы о специализации развивать “человека вообще”, человека в целом…» По его мнению, это возможно сделать только в школе-комплексе, представляющей собой «союз школ: общеобразовательной, музыкальной, художественной и хореографической».

Десант

Плохая сеть на двух симках, связь с GPS-спутником через раз, поселок на тысячу человек вдоль трассы, школа, окруженная с одной стороны высоким забором, с другой – лесом, слава великого экстрасенса ее основателя и я в роли юного любопытного репортера. Мой первый приезд ощущался эпизодом то ли дешевого триллера, то ли шпионского боевика, то ли экранизацией романа Пелевина.

В кабинет к Щетинину меня провели сразу. Но чаще люди добивались встречи месяцами, и даже договоренность по телефону еще не означала, что не придется помедитировать у шлагбаума, пока директор не решит, что пора. Внутри пригласили за Т-образный стол, напротив села заместительница по научно-методической работе Ирина Вячеславовна Крылова, а сам директор, седой мужчина с понимающим взглядом, сидел во главе. От взаимного изучения отвлек телефон: академик польщенно улыбался в усы, уверял позвонившего, что он вновь в строю, от операции ему гораздо лучше, просил не беспокоиться. Ирина Вячеславовна заметила, что о его здоровье пекутся все, даже мэр Геленджика.

Вскоре в комнату зашла группа мальчиков разных возрастов. Хором поздоровались и чинно расселись за круглым столом прямо перед нами. Стульев оказалось ровно столько, сколько нужно – дремавшего на одном из них кота вежливо попросили уступить место. Михаил Петрович улыбался, Ирина Вячеславовна улыбалась, дети благоговели.

После вдохновляющей речи директора мальчики принялись по очереди вставать и рассказывать о своих товарищах – каждый о ком-то одном, чаще всего – о сидящем по соседству. Как он адаптировался после поступления, какие предметы даются лучше, есть ли конфликты. Потом наступал черед обсуждаемого – тот дополнял сказанное, благодарил за помощь. Схема нарушилась лишь раз: парень попросил отпустить его на две недели к родителям в Дагестан. Выслушав короткую справку о его успехах от опекающего одноклассника, Михаил Петрович разрешил поехать к ним в декабре. Еще одно вдохновляющее напутствие, и ребята покинули помещение. Что это было, я поняла много позже. В тот момент мне оставалось только наблюдать.

Я собрала волю в кулак – улыбнулась. Академик Щетинин и его заместитель улыбнулись в ответ.

– Кого вы готовите здесь?

– Будущего президента и его команду.

С этого момента в памяти лишь общий смысл беседы. Разговор не планировался как интервью – скорее, как мое собеседование, поэтому на диктофоне решила не настаивать, чтобы не сбить настрой. Кажется, речь была о космосе и связи всего сущего. Кажется, я старалась смотреть академику в переносицу, не задавать лишних вопросов, вообще поменьше говорить, кивать почаще, но не слишком. В какой-то момент недоуменно моргнула, осознав, что совершенно потеряла нить рассуждений. Это не помешало собеседникам через несколько минут одобрить мой доступ (или, наоборот, помогло).

Предложили снять комнату в поселке неподалеку у пожилой пары, передали с рук на руки и оставили ждать звонка администратора. Вечером меня наконец-то пригласили к воротам, от которых серьезный вежливый парень довел до корпуса, где в тот момент были занятия по хореографии. По дороге посоветовал собрать волосы, пусть они у меня по плечи – ходить с распущенными здесь не принято. Я согласилась и стянула самые длинные пряди предложенной резинкой. Судя по вздоху, лучше не стало – спасибо градуированной стрижке.

– Здесь все девушки с длинными волосами. Это правило? А если поступают с короткими?

– Отращивают. Это же красиво.

Выделялась я и джинсами. Носить что-то кроме юбки не выше колена слабому полу разрешено лишь во время физических занятий. Как фотожурналистке простили.

Экскурсии по полчаса продолжались три дня. За это время мне так и не удалось вновь встретиться с директором. На просьбу об интервью и фотосессии мне постоянно отвечали отказом, всякий раз по новой причине. Взамен Ирина Вячеславовна предложила пообщаться с ней, под конец разрешив приезжать к ним в «ключевые для школы моменты». Мы могли созваниваться и обмениваться смсками месяцами. Но в какой-то момент они все же отступали под моим напором, и я автобусами или блаблакаром добиралась к их воротам в четко оговоренное время.

В августе 2019-го из-за выявленных во время проверки Минобразования нарушений деятельность школы приостановили. 10 ноября ушел из жизни Михаил Щетинин. После нескольких заседаний арбитражный суд Краснодарского края 18 марта аннулировал лицензию школы. По информации кубанского омбудсмена по правам человека, «кроме имущества в Текосе, лицей владеет земельным участком площадью пять гектаров в геленджикском селе Криница в сотне метров от Черного моря», чье будущее теперь также под вопросом.





Хогвартс Михаила Щетинина. Как в таинственной школе готовили идеальное поколение

Фотоисследование и лонгрид Алины Десятниченко из Краснодарского края







https://republic.ru/posts/96493

Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

ХОГВАРТС МИХАИЛА ЩЕТИНИНА


Закрытое сообщество – любимая тема документальных фотографов, стоящая на трех китах: экзотика, эксклюзив и экстрим. В течение 2017–2019 годов именно над такой историей я и работала. Нашла в поселке Текос Краснодарского края школу Михаила Щетинина, добилась доступа и надеялась, что итогом станет объективный рассказ о казачьем Хогвартсе.В классическом документальном подходе считается, что автор – наблюдатель и отражает реальность. Он не меняет систему, как и система не меняет его. Но чем дольше я снимала, тем лучше понимала: задокументировать я смогу разве что сам процесс моего исследования. Как мне показывали лишь то, что хотели, так и я увидела лишь то, что могла.

Подготовка

Попасть в школу оказалось не ⁠так просто. Полноября я висела на телефоне, каждый ⁠раз представляясь новому администратору, но ничего не ⁠двигалось. ⁠В какой-то момент мне повезло – трубку взял сам ⁠Михаил Петрович. И уже на следующий день я ехала в поселок Текос Краснодарского ⁠края на ⁠аудиенцию с ним.

В сети мнения об авторизованном ЮНЕСКО «Лицее-интернате комплексного формирования личности детей и подростков» полярны. Самые известные работы противников школы – исследование протоиерея Алексия Касатикова и доклад профессора Александра Дворкина – обвиняли доктора педагогических наук и члена Российской академии образования Михаила Щетинина в создании тоталитарной секты, пропаганде оккультно-языческих воззрений, воспитании фанатично преданных, обученных военному делу адептов. Отзывы родителей и выпускников в группах «ВКонтакте», посвященных школе, в большинстве своем положительные, если не сказать восторженные.

Лишь единицы в этом хоре идут против потока, заявляя о культивации у учеников деструктивной зависимости от директора и коллектива, щедро сдобренной «религией предков» и патриотизмом: «Жить просто и радоваться здесь и сейчас со временем отвыкаешь. Привыкаешь всегда все “выстраивать”, стремиться к чему-то, работая над собой, еще больше “отдавая себя”, а тебе опять говорят, что ты топчешься на месте, что ты болен “самостью”, и так по кругу. Достигая цели, ты не в состоянии насытиться и отдохнуть, а думаешь, как бы достичь цели следующей. Вечное ожидание завтра, которое никогда не наступает. Щетинин часто повторял, что “русские всегда живут в завтра” и “надо работать на будущее”. В этой гонке за прекрасной будущей Россией мы бесконечно болели вшами, стрептодермией, чесоткой, микозами, отравлениями, воспалениями легких, у девочек были проблемы с женским циклом, у мальчишек надорваны спины, про травмы и простуду с осложнениями вообще молчу. Все это считалось в порядке вещей – ну не держал состояние, чего с тебя взять… сам виноват».

Многие выпускники даже спустя годы остаются благодарными директору за счастливое детство. «Мне там нравилось. Да там всем, наверное, нравилось, – поделилась со мной женщина, проучившаяся в лицее год в начале 1990-х. – Мне было лет 12–13. Уроки погружения, первая самостоятельная жизнь – это было очень странно, конечно. Мы втроем или вчетвером жили в пустом доме, который был предоставлен местными жителями. Все дети были расквартированы, но мы жили прямо в отдельном. В школе практически жили… Очень интересно, не выгнать было. Михаил Петрович знал всех по имени и знал к каждому подход – по крайней мере так казалось. Находил время с каждым пообщаться. Курс биологии, например, я помню именно из этой школы – то, что преподавали в обычных, не помню вообще. Неинтересно было. Еще помню, что осенью в Текосе занимали лагерь летний. С утра собирали виноград, яблоки, вечером занимались. Ездили на грузовиках, как в 1950–1970-х годах, и пели песни. Сейчас даже как-то странно вспоминать. Шали русские носили. Особый шик был. Наверное, там заложено было что-то вроде возрождения Руси с домашним укладом. Типа, девушки поют песни, плетут косы, ходят до колодца… А парни должны обязательно помогать».

Лицей в поселке действует с 1993 года. Это не первый педагогический эксперимент Михаила Щетинина, учителя музыки и пения по классу баяна, согласно аттестату Саратовского педагогического института. В его биографии числится директорство в музыкальной школе в Кизляре в начале 1970-х, с 1974-го – в поселке Ясные Зори Белгородской области, затем – в селе Зыбково Кировоградской области, а с 1988-го и до переезда на нынешнее место – в станице Азовская Краснодарского края.

В 1986 году Михаил Петрович издал брошюру «Объять необъятное» о своем руководящем опыте, где целью применяемого им образовательного метода назвал разностороннее развитие детей: «Способность к одному виду деятельности слагается из многих способностей к другим. Талант – это синтез множества талантов. Значит, задача развития одной способности должна быть одновременно и задачей развития “побочных” способностей. Для того чтобы воспитать специалиста, надо, следовательно, помимо заботы о специализации развивать “человека вообще”, человека в целом…» По его мнению, это возможно сделать только в школе-комплексе, представляющей собой «союз школ: общеобразовательной, музыкальной, художественной и хореографической».

Десант

Плохая сеть на двух симках, связь с GPS-спутником через раз, поселок на тысячу человек вдоль трассы, школа, окруженная с одной стороны высоким забором, с другой – лесом, слава великого экстрасенса ее основателя и я в роли юного любопытного репортера. Мой первый приезд ощущался эпизодом то ли дешевого триллера, то ли шпионского боевика, то ли экранизацией романа Пелевина.

В кабинет к Щетинину меня провели сразу. Но чаще люди добивались встречи месяцами, и даже договоренность по телефону еще не означала, что не придется помедитировать у шлагбаума, пока директор не решит, что пора. Внутри пригласили за Т-образный стол, напротив села заместительница по научно-методической работе Ирина Вячеславовна Крылова, а сам директор, седой мужчина с понимающим взглядом, сидел во главе. От взаимного изучения отвлек телефон: академик польщенно улыбался в усы, уверял позвонившего, что он вновь в строю, от операции ему гораздо лучше, просил не беспокоиться. Ирина Вячеславовна заметила, что о его здоровье пекутся все, даже мэр Геленджика.

Вскоре в комнату зашла группа мальчиков разных возрастов. Хором поздоровались и чинно расселись за круглым столом прямо перед нами. Стульев оказалось ровно столько, сколько нужно – дремавшего на одном из них кота вежливо попросили уступить место. Михаил Петрович улыбался, Ирина Вячеславовна улыбалась, дети благоговели.

После вдохновляющей речи директора мальчики принялись по очереди вставать и рассказывать о своих товарищах – каждый о ком-то одном, чаще всего – о сидящем по соседству. Как он адаптировался после поступления, какие предметы даются лучше, есть ли конфликты. Потом наступал черед обсуждаемого – тот дополнял сказанное, благодарил за помощь. Схема нарушилась лишь раз: парень попросил отпустить его на две недели к родителям в Дагестан. Выслушав короткую справку о его успехах от опекающего одноклассника, Михаил Петрович разрешил поехать к ним в декабре. Еще одно вдохновляющее напутствие, и ребята покинули помещение. Что это было, я поняла много позже. В тот момент мне оставалось только наблюдать.

Я собрала волю в кулак – улыбнулась. Академик Щетинин и его заместитель улыбнулись в ответ.

– Кого вы готовите здесь?

– Будущего президента и его команду.

С этого момента в памяти лишь общий смысл беседы. Разговор не планировался как интервью – скорее, как мое собеседование, поэтому на диктофоне решила не настаивать, чтобы не сбить настрой. Кажется, речь была о космосе и связи всего сущего. Кажется, я старалась смотреть академику в переносицу, не задавать лишних вопросов, вообще поменьше говорить, кивать почаще, но не слишком. В какой-то момент недоуменно моргнула, осознав, что совершенно потеряла нить рассуждений. Это не помешало собеседникам через несколько минут одобрить мой доступ (или, наоборот, помогло).

Предложили снять комнату в поселке неподалеку у пожилой пары, передали с рук на руки и оставили ждать звонка администратора. Вечером меня наконец-то пригласили к воротам, от которых серьезный вежливый парень довел до корпуса, где в тот момент были занятия по хореографии. По дороге посоветовал собрать волосы, пусть они у меня по плечи – ходить с распущенными здесь не принято. Я согласилась и стянула самые длинные пряди предложенной резинкой. Судя по вздоху, лучше не стало – спасибо градуированной стрижке.

– Здесь все девушки с длинными волосами. Это правило? А если поступают с короткими?

– Отращивают. Это же красиво.

Выделялась я и джинсами. Носить что-то кроме юбки не выше колена слабому полу разрешено лишь во время физических занятий. Как фотожурналистке простили.

Экскурсии по полчаса продолжались три дня. За это время мне так и не удалось вновь встретиться с директором. На просьбу об интервью и фотосессии мне постоянно отвечали отказом, всякий раз по новой причине. Взамен Ирина Вячеславовна предложила пообщаться с ней, под конец разрешив приезжать к ним в «ключевые для школы моменты». Мы могли созваниваться и обмениваться смсками месяцами. Но в какой-то момент они все же отступали под моим напором, и я автобусами или блаблакаром добиралась к их воротам в четко оговоренное время.

Погружение

Лицей-интернат комплексного формирования личности детей и подростков известен не столько союзом творческих и образовательных школ, сколько обещанием возможности за 1–3 года обучения пройти всю необходимую программу для получения аттестата вне зависимости от года рождения. По словам Ирины Вячеславовны, закончить школу в 14 лет в этих стенах и поступить в вуз более чем реально.

Я хотела расспросить об этом подробнее самих учеников, но общаться с ними мне постоянно что-то мешало: или на территории школы меня сопровождали, или дети были заняты. Лишь под конец мне дали поговорить с одним из лицеистов, самым ответственным, по определению заместительницы по воспитательной работе. Как он объяснил, директор коллектива – это всегда выпускник школы, получивший высшее педагогическое образование по специальности история или философия, аспирант или закончивший аспирантуру.

– От подъема и до отбоя он целый день находится с детьми: хореография, рукопашные, все занятия с ними. Он за все отвечает: за безопасность, за научную часть, за состояние помещения, где дети находятся, за «огоньки» в конце дня. Директор работает с командирами в течение дня, когда нужно проследить за чистотой, за наличием состава, что-то сообщить, например, какие-то изменения в расписании. И обязательно в каждой комнате находится комендант. Тот, кто отвечает за порядок, за сохранность мебели, стен, пола и всего остального, – просветил меня парень.

На самом деле школа Михаила Щетинина – это несколько взаимодействующих между собой школ со своими индивидуально разработанными программами, так называемые научно-педагогические образования (НПО). Их количество не всегда равно количеству коллективов – зачастую они создаются из их объединения. Директора коллективов отвечают за весь образовательный процесс, составляют программу, выбирают направление.

– У нас были сборы с Михаилом Петровичем, и каждому коллективу ставили какую-либо задачу. Например, вы коллектив биологов или естествоведов – вы разрабатываете биологию, химию, географию. Ваша задача – выйти, допустим, на математиков, которыми являются парни одного корпуса. Они занимаются математикой, физикой и информатикой. Вот такой обмен происходит. Другая школа, допустим, девчат: там все химики плюс биологи. Они тоже это все объединяют. И так постоянно: ставится задача, коллектив ее выполняет, идет обмен, – пояснил мой «информатор». – Это было до недавнего времени. Сейчас у нас программа «один день – предмет». Например, у всех научных школ день русского языка, чтобы было одно поле, одни мысли. Все встречаются, обсуждают сегодня только русский язык. На следующий день все берут биологию.

Такой подход здесь называют погружениями. В течение них ученики прослушивают курс лекций от специалистов. Иногда их дополнительно приглашают со стороны. Так, мне рассказали, что три месяца арабскому языку детей обучал сириец, а до этого был немецкий от преподавателя из Германии. Затем наступает черед самообразования. Для этого НПО делится на небольшие группы по несколько человек. Каждую из них курирует старший ученик, который уже прошел этот модуль и успешно сдал по нему экзамен. Он помогает ребятам усвоить материал, объясняет, отвечает на вопросы. Таким образом программу лицеисты за время обучения проходят как минимум дважды: в качестве слушателей и в качестве учителей.

Названия коллективов соответствуют названиям жилых корпусов: «Родина», «Сура», «Омега» и «Ольха» – парни, «Степной», «Красный дом» и «Кедр» – девчата. Помимо спален в «Родине» расположены концертный зал, столовая и аудитория «Горница». К ней примыкают два здания: «Озарение» с библиотекой, залом для занятий музыкой, аудиторией и информационным кабинетом и безымянное строение, в котором разместили швейный цех, учебный отдел и бухгалтерию. С «Ольхой» соседствует «Каминный зал», где проходят рисунок. Еще есть «Солнечный» с оружейной и мастерской. Недалеко от него – «Белый дом», где живут студенты и аспиранты. И, конечно же, «Терем» Михаила Петровича. Все они спроектированы, построены и декорированы руками детей. При мне закончили «Кедр».

Ученики по очереди готовят и стоят на раздаче еды. Меню здесь, к слову, вегетарианское, изредка разбавленное морепродуктами. Дети же отвечают за безопасность (этому способствуют обязательные для всех занятия по русскому рукопашному бою), субботники и уборку помещений. Все это на условиях постоянного проживания на территории школы, если не считать плавающие каникулы для поездок к родителям, даты которых руководство определяет индивидуально. Учеба бесплатная – ее финансируют из федерального бюджета, хотя с 2004 по 2011 год школа существовала на частные пожертвования: Щетинин противился решению министерства перевести школу в региональное подчинение, сужающее круг учеников до жителей края.

Распорядок здесь почти не меняется. В будние дни подъем в 6 утра, пробежка, душ, завтрак, уроки, включающие в себя рукопашный бой, хореографию, пение и рисование, потом обед, свободное время с 13 до 15 часов, ужин и отбой в 22 часа. Перед ним «огонек» – именно с ним я столкнулась в кабинете у директора. Но разбор полетов такого уровня случается нечасто – обычно девочки проводят его у себя по комнатам, а мальчики, если погода позволяет, у костра. Занятия могут проводить под открытым небом или вообще полностью трансформировать: например, на рисовании расписывать стены в новом корпусе. На выходных встают позже – в 9, учатся меньше, по вечерам смотрят фильмы.

https://republic.ru/posts/96493

Фотоисследование и лонгрид Алины Десятниченко из Краснодарского края

Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

УТРЕННЯЯ ВСТРЕЧА



Мы тогда готовились к ЕГЭ. Вставали в 3:30 и шли на Серебренный дом (один из корпусов) на занятия. Весёлое было время. Нет, мы не уставали, даже наоборот! Мы - самые ранние, и уже занимаемся, пока все спят! Это придавало сил и романтики нашей жизни.
Занимались мы тогда биологией, как вдруг, мне звонят и вызывают к Михаилу Петровичу. Время - 7:00... Странно, обычно он так рано не приходил, не то что сборы проводил. Не знаю, что послужило причиной моего вызова. Вроде, ничего такого не делал, изменений в коллективе тоже не планировалось.
Кабинет. Стоит Михаил Петрович в спортивном костюме (тут я совсем растерялся). Он же всегда в классическом! Поздоровались и сели за стол.
- Кирилл. Мы хотим выделить Ядро из вашего коллектива, - начал он. Ядро - основа коллектива. Люди, которые являются опорой и поддержкой системы. - Кого бы ты из своих назвал?
Я опешил. Утро, спортивный костюм и, вдруг, такие вопросы... Я начал называть ему имена тех, в ком был уверен.
- А почему ты не называешь этого, этого и вот этого?
- Ну.. Вы спрашиваете про Ядро. А это те, кто во всех сферах деятельности себя показали. Кто, по моему мнению, является действительными сотрудниками Школы.
- Хм. Как ты думаешь, я общаюсь с преступниками, мафиози, аферистами?
- Да... - я не понял, к чему он об этом говорит.
- Я говорю с ними на своём языке или на их?
- На их...
- Так вот. Работать можно со всеми. Мне было очень интересно и важно услышать твоё мнение, но пойми, что каждый может быть Ядром. Главное, чтобы внутри было с чем разговаривать.
Тогда я не усвоил этот урок... Не понял. Сейчас я понимаю, что он вызывал меня не для того, чтобы услышать моё мнение. Позвал показать, как нужно работать. Со всеми находить общий язык. Не ставить ярлыки, основанные на ошибках...
Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

МИГ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ. ПО СЛЕДАМ ДИАЛОГОВ С М.П. ЩЕТИНИНЫМ




6. Миг между прошлым и будущим. По следам диалогов с М.П. Щетининым.

Есть вещи совершенно необъяснимые. Первая - из моего прошлого. В 90-е годы мне попалось на глаза интервью Натальи Бехтеревой, в котором она говорила очевидные для меня вещи: прошлое, будущее и настоящее существуют равномерно одновременно, и человеческий мозг взаимодействует с ними легко в состоянии измененного сознания, и дает сигналы о важных, критических для человека событиях заранее через сны и так называемые "озарения", и механизм такого взаимодействия ей, академику, ученому, основателю института мозга - неизвестны, и принимаются как аксиома в виду неотъемлемых от научного исследования фактов. Она приводила примеры своих пророческих снов, и для меня это откровение было прорывом, и вот почему.

По сути биографических событий мне постоянно приходилось принимать важные судьбинские решения за себя и за свою семью с самой юности, еще до вступления в юридическую профессию, и эти важные решения давались мне очень просто, и я в них не сомневалась, одновременно совершенно не давая себе отчета в том, откуда они у меня брались и почему я это знала. Но в большинстве случаев я оказывалась права. Затем, в переходе в работу по судебной защите, каждый раз принимая дело, я, довольно поверхностно погружаясь (с моей точки зрения) в материал, всегда точно знала, в какой плоскости лежит решение до той степени, что, отказываясь от судебного процесса, я просто говорила: идите туда-то, к тому-то, говорите то-то, дайте такие-то бумаги, и дело решится. И так и было. Эта моя способность сыграла со мной в будущем довольно злую шутку, поскольку мои странные решения и пути нашли свое сарафанное радио, и люди вот уже 20 с лишним лет находят меня неизвестно откуда и идут ко мне как к народному целителю "за чудом». ДО некоторого времени я была полностью уверена, что точно так же работают и другие юристы, пока ко мне не начали обращаться юристы. На этом этапе я выдохнула, и признала, что владею каким-то прогностическим ноу-хау, но его механизмы для меня абсолютно неизвестны.

И вот эта странная история получила свое такое же странное продолжение через встречу с академиком М.П. Щетининым, который в разговоре по ситуации с его школой вдруг выдал такое утверждение:

- Вы поймите, что будущее полностью зависит от нашего к нему запроса. Вы не думайте есть решение или нет, оно есть. Вы его возьмите из будущего, оно там ждет вас, это решение. Вы, наверное, не умеете ставить вопросы, и, если затрудняетесь, но так вы учИтесь, и берите ответ, как только правильно сформулируете вопрос. Вы работаете с законом, законы незыблемы, они не меняются. Я не говорю вот про этот наш бардак, я говорю по сути и внутренней правде, Вы понимаете меня. Человеческая природа - не меняется. Человеческие проблемы - не меняются. Мироздание живет по законам, и без законов - никуда.

Как эти слова откликнулись мне. Я вспомнила интервью Н. Бехтеревой, так поразившее меня 20 лет назад: "Лучше не мудрить и сказать прямо: так как это никаким из современных научных способов объяснению не подлежит, придется предположить, что будущее дано нам заранее, что оно уже существует". Я поняла формулу своих бывших и настоящих решений, это оказалось так просто, но абсолютно не укладывается в линейную логику. Каждый раз, вступая в новое дело, я абсолютно точно вижу его решение, оно есть у меня без всяких сомнений, и далее вопрос стоит только в том, чтобы это решение обосновать нормативными документами. Бывает зачастую, что я даже не знаю, есть ли, к примеру, такой закон, или положение, или нет, - но совершенно точно знаю, что если поищу – то и закон, и положение эти найду, и так и происходит. И пока я иду по такому наитию, холостого хода нет. Но как только я беру дело, опираясь исключительно на судебную практику или предыдущий опыт, в которых нет того "внутреннего смысла", дела не идут и заваливаются. И это тоже безусловный факт.

Я даю себе полный отчет в том, что большинству людей проще жить в бытовой логике, она повсеместна, и проста. Но чем больше я размышляю над процессами - почему происходит то или иное, - как со школой в Текосе, например, или школой Тубельского, и многими другими "педагогиками сотрудничества" и "самоопределения", я все больше прихожу к выводу о том, что их проблемы имеют как объективные причины: вовремя не описали, не отчитались об эксперименте, не ассимилировались к изменению законодательства, - так и НЕобъективные причины - эти педагогики легли в основу современного образования (ФГОСы, рекомендации Минобра, Закона об образовании и т.д.) так глубоко, что стали его фундаментом, и государство перестало видеть, на чем оно стоит, то есть произошло со временем сокрытие их значимости, и вот эти ситуации с отторжением государством его педагогических основ - единственный значимый повод напомнить, достать и вытащить на свет божий то, что сокрыто во времени, как решения будущего.

Меня вдохновляет эта история, она перестала мне видеться деструктивной или абсурдной, ибо по линейной логике нет того, что не отвечает пяти человеческим чувствам. И, вопреки этой линейной логике, весь академический мир и образовательное сообщество не сомневается в этой данности и их существовании, они есть и живы, им просто пора вернуться и перейти в будущее. например, через национальный проект "Образование", или другие варианты, будущее ведь не только есть, оно еще и вариативно. Вариант с возвращением к истинным ценностям, кажется мне, вполне хорош.
Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

Начало учебного года и газета "Первое сентября"


01 сентября 2004

Александр Костинский: Сегодня мы будем говорить о первом сентября. Первое сентября - это день начала учебного года, от которого мы многого ждем. Но "Первое сентября" - это еще и издательский дом и газета, которая пишет о проблемах образования. Издательский дом "Первое сентября" сегодня у нас в гостях. В студии Радио Свобода Артем Соловейчик - главный редактор издательского дома и газеты "Первое сентября" и Татьяна Щербакова, редактор социального отдела газеты. "Первое сентября" - это новое издание. Его основал Симон Соловейчик, отец Артема. Он был человеком, который поддерживал разнообразные новации в образовании, в частности, известного учителя Виктора Шаталова. Это издание всегда с большим интересом следило за тем новым, что произошло в нашем образовании после 1992 года. Вопрос Артему Соловейчику: расскажите, пожалуйста, о "Первом сентября", о том как менялась школа и как развивался ваш издательский дом?

Артем Соловейчик: 1992 год - это время больших надежд. Казалось, получим свободу и наших внутренних сил хватит на то, чтобы построить замечательную школу. Хотя многим сегодня кажется, что это не так, но удалось сделать очень много. Серьезные, глубинные изменения трудно заметить, и я к этому еще вернусь, они эти изменения в школьном образовании произошли.

Collapse )
Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

«Одна фраза Михаила Петровича изменила мою жизнь»

7 октября 2019

От управления образованием до силовых структур внимают Щетинину М.П. Фото Вакуленко Ю.А.
От управления образованием до силовых структур внимают Щетинину М.П. Фото Вакуленко Ю.А.

«ВО» публикуют поздравления с юбилеем Михаилу Петровичу Щетинину от родителей детей, которые учились в его лицее. Напомним, 30 августа 2019 года лицей был опечатан на 90 суток за нарушения.

Моя дочь Алёна, поступив в лицей, почти сразу начала преображаться: из трудного подростка, подверженного негативному влиянию современного мира, она стала открытой, целеустремленной, в ней раскрылись лучшие черты характера, исчез подростковый негативизм. Наши родственники, которые сначала скептически отнеслись к поступлению Алёны в далекий лицей, увидев перемены в ней, приняли и одобрили наш выбор.

Каждый день я благодарила Бога за посланный мне подарок, т.к. сама не находила в себе мудрости и сил защитить ребёнка от трудностей подросткового периода.

Низкий поклон Михаилу Петровичу за то, что он создал школу, способствующую гармоничному развитию детей, формированию в них нравственного стержня, любви и интереса к жизни.

Мечтаю, чтобы мой сын Пётр, когда вырастет, учился именно здесь.

Не могу выразить словами благодарности, переполняющей меня.

Я полюбила Лицей, созданный Михаилом Петровичем Щетининым, и всем сердцем поддерживаю его.

Мама ученицы лицея Элеонора Бабиченко

Уважаемый Михаил Петрович!

Collapse )
Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

«Одна фраза Михаила Петровича изменила мою жизнь»


  • 7 октября 2019
Фото: cdn.pixabay.com
Фото: cdn.pixabay.com

Фото: cdn.pixabay.com

«ВО» публикуют поздравления с юбилеем Михаилу Петровичу Щетинину от родителей детей, которые учились в его лицее. Напомним, 30 августа 2019 года лицей был опечатан на 90 суток за нарушения.

Моя дочь Алёна, поступив в лицей, почти сразу начала преображаться: из трудного подростка, подверженного негативному влиянию современного мира, она стала открытой, целеустремленной, в ней раскрылись лучшие черты характера, исчез подростковый негативизм. Наши родственники, которые сначала скептически отнеслись к поступлению Алёны в далекий лицей, увидев перемены в ней, приняли и одобрили наш выбор.

Каждый день я благодарила Бога за посланный мне подарок, т.к. сама не находила в себе мудрости и сил защитить ребёнка от трудностей подросткового периода.

Низкий поклон Михаилу Петровичу за то, что он создал школу, способствующую гармоничному развитию детей, формированию в них нравственного стержня, любви и интереса к жизни.

Мечтаю, чтобы мой сын Пётр, когда вырастет, учился именно здесь.

Не могу выразить словами благодарности, переполняющей меня.

Я полюбила Лицей, созданный Михаилом Петровичем Щетининым, и всем сердцем поддерживаю его.

Мама ученицы лицея Элеонора Бабиченко

Уважаемый Михаил Петрович!

Collapse )
Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

Академик Щетинин о происходящем сейчас в его школе

 

Метки: Академик Щетинин, дети, школа, Щетинин

Сегодня педагогу-новатору, создателю уникальной педагогической системы 75 лет.

Вера Писаренко

7 октября 2019

7 октября Михаилу Петровичу Щетинину исполняется 75 лет. Полвека он создаёт, строит школы, и их разрушают чиновники. Снова и снова. Михаил Петрович пережил тяжелую операцию и вместо спокойного восстановления своего здоровья борется в очередной раз за школу, которую с такой любовью создавал 25 лет вместе с детьми.

На этого несгибаемого терского казака обрушили новую волну цинизма и надуманных обвинений. В надежде, видимо, на то, что уж не так крепок. Что не выдержит очередной травли.

Но не таков он, чтобы позволить унижать детей и педагогов. У Щетинина сил на активную работу ещё не на один десяток лет. Возраст каждого в Лицее – вечность. Крепкие там люди. И Щетинин один из них.

Пытаются его достать пасквилями в интернете. Видно, плохо знают его. Он и в былые времена на наветы внимания не обращал. И по сей день говорит:

«Когда я думаю о чём-то, то я то, о чём думаю. И вы так же. Поэтому очень важно и читать то, что тебя поднимает. Не надо читать того, что тебя опускает. Ни к чему это. Ничего хорошего в этом нет…»
Collapse )