Tags: Амонашвили

Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

ПАМЯТИ АКАДЕМИКА РАО МИХАИЛА ПЕТРОВИЧА ЩЕТИНИНА


Михаил Петрович Щетинин

10 ноября 2019 года в возрасте 76 лет скончался академик Российской академии образования Михаил Петрович Щетинин. Он создал новаторскую педагогическую систему для личностного и патриотического развития детей, которое происходит через свободу выбора деятельности и творчества, через труд, спорт, красоту. Основой системы стала педагогика сотрудничества, погружение в отдельные предметы и синтез нескольких спецшкол в одной.

А вот что можно прочитать в некрологе: «К 75-летию легендарного (простите за это пошлейшее словечко) директора школы Михаила Петровича Щетинина чиновники решили сделать ему «подарок» - убить его очередное детище, лицей в Текосе (Краснодарский край), приостановив его работу. Хотя у самого Щетинина не было ничего «очередного». В «очередную» жертву его воплощенные вместе с соратниками - детьми и взрослыми - задумки превращали чиновные человечки. Убить лицей пока не удалось - многие, в том числе, влиятельные люди, встали на его защиту. Убили Щетинина. 3 часа назад смолкло, не выдержав, его сердце. А ведь на него и вправду однажды покушались, в буквальном смысле слова».

И далее выделено: «Нет ничьей персональной ответственности за это убийство. Потому что тут нет персон, нет личностей. Нет совести, на чью можно было бы повесить это убийство. Педагога убила безличная образовательная некрократия, для которой все живое и жизнеспособное, но выходящее за рамки ее «циркулярного» понимания смертельна. Всем этим минпросам и минпросикам наплевать на школу, учителей, учеников, родителей. Они смотрят на это, как на совокупность имущественных комплексов, звено цифрового бумагооборота и сферу насаждения идиотских идеологем с исторической помойки, под которое можно что-то урвать из госбюджета, в том числе, за счет того, что действительно нужно школе.

А Щетинин, его коллеги и ученики делали именно это нужное, в значительной части - на энтузиазме, собственным руками (реально занимались строительством в полном соответствии со строительными, санитарными и прочими норами), отбиваясь от минпросиков, всю дорогу колготившхся под ногами. Они доказали, что ни финансирование, ни инновационные программы, ни новейшие образовательные «технологии» сами по себе ничего не сделают, пока школа не превратится в место встречи личности с другими личностями и с самой собой. А для этого должна была быть Мера - масштаб личности, который задавал директор Щетинин.

Им, как могли, мешали, но они построили школу, достойную человека. Большого и маленького. Впрочем, в Школе Щетинина не было маленьких людей. Можно обсуждать результат, оспаривать многое, но факт, что это - школа для человека, который в один прекрасный день подрастет и сметет с лица земли все «минпросики». Точнее, они просто будут неуместны на этой земле, в проваливающийся ландшафт которой сегодня так удачно вписываются. И если цепляться за них и всю некрократию, которая из них состоит, легко провалиться всей страной.

Михаил Петрович Щетинин - убитый, но не сдавшийся. Звучит банальным пафосом. Увы, он отвечает реалиям той жизни, которая была несовместима с его. Равно как и с жизнью оставшихся жить в человеческом мире по-человечески. В мире больших людей».

Сильно, но верно сказано!

Шалва Амонашвили, известный педагог, написал о Щетинине так: «Михаил Петрович Щетинин был для нас до той степени человечным и доступным, и мы стоим с ним так близко, что наше сознание не может достойно оценить его величие, оценить совершенный им подвиг. Он великий педагог, мыслитель и деятель, сравнимый только с мировыми классиками, которые не остаются в истории, а становятся горизонтами сознания. Мыслителей и деятелей такого уровня, который в образовании бывает редко, как правило, многие современники понять не могут, и они, исходя из своих сегодняшних убеждений, не видят того будущего, творцом которого является Михаил Петрович Щетинин.

Они даже дают себе волю судить о нем, осуждать, а если кто имеет еще и власть, то и препятствовать продвижению его идей и дел.Я не знаю, как смоют с себя стыд и срам представители власти и правосудия, которые сделали все, чтобы уволить из жизни гения в образовании, не знаю, в каких кустах будут прятаться те, кто со своими возможностями могли защитить его, дать ему творить дальше чудное будущее, но не сделали этого.Если бы Михаил Петрович ушел из жизни в ту полосочку времени, когда он, чувствуя себя свободным, создавал свой шедевр, у нас не возникло бы никакого повода оглядываться на могильщиков. Но что сказать о той действительности, когда жизнь Михаила Петровича оборвалась именно сейчас?

Все знали, что он тяжело болен, он с трудом восстанавливается после сложнейшей операции, и нужно же было случиться такому, что перед Первым сентября, когда в Текосской Щетининской школе готовился большой праздник, власть распоряжается опечатать все помещения и его кабинет тоже. Когда-либо откроются все недостойные причины этого вредоносного поступка, и мир увидит могильщиков будущего. А нам, свидетелям случившегося, становится предельно ясно: не вынесло сердце героя эгоистическую злобу.

Какую школу создавал Михаил Петрович Щетинин? Создавал он необычную школу, которая за пару десятилетий успела выдать стране несколько сотен достойных граждан, мыслящих государственно, высококультурных, честных, преданных Родине, жизнерадостных, творческих и трудолюбивых.

Стыд и срам тем, кто оценивает работу школы паршивыми так называемыми государственными экзаменами, в которых нет никакой заботы о государстве. Но если это для кого-то мера качества, то Школа Щетинина выдавала кесарю кесарево, притом щедро.

Он создавал Школу не только сам со своими коллегами, но и делал творцами всех граждан этого образовательного мира. Покажите пальцем, где еще ученики становятся учителями, коллегами своих учителей, где еще ученики сами строят свои теремки для жизни и познания, приукрашивают их, радуются своему труду и творчеству!

Михаил Петрович создавал Школу как лестницу, по ступенькам которой каждый восходил соразмерно своим талантам и стараниям. Покажите еще школу, где ученики могут свободно опережать нами придуманные возрастные ограничения и где 10-12-летние ученики становятся студентами вузов! Создавал он Школу свободную, подвергая своих граждан только диктатуре совести, обучая только любви к Родине, только творению общего блага. Покажите еще школу, где воспитание нрава и культуры стоят выше безликих и безличностных стандартов, которым безалаберно приписывается качество образовательных!Михаил Петрович создавал Школу, где гармоничное развитие становилось не былью, а действительностью, где ум, сердце и руки становились золотыми, едиными.В школе Михаила Петровича кипела жизнь, здесь все жили устремленно, здесь дружба и помощь, любовь и преданность, благодарность и благородство становились естеством общения. Дух Школы Михаила Петровича возвышал каждого жителя этого образовательного мира.

А какие были занятия, на которых возраст не служил помехой!На них ученики вместе с учителями-друзьями познавали целостность наук, их синтез, единую основу бытия! Они открывали гипотезы и старались их разрешать. Их познавательная страсть шла далеко за грани программ и учебников, ученики-исследователи жили пониманием будущих открытий и обновленного образа жизни. В Школе Михаила Петровича запросто были сняты пресловутые вопросы заинтересовывания учеников, выполнения угнетающих жизнь домашних заданий, формальной дисциплины. Только косность ума и злостность намерений могли приписывать Михаилу Петровичу и его школе разные абсурды.

А каким был он сам? Он был истинным олицетворением своей сути и в духе, и во внешнем мире. Мыслящий, мудрый, миролюбивый, беззаветно преданный молодому поколению, чуткий, понимающий, проницательный, прощающий, истинный гражданин и патриот своей родины. А для меня он был маяком педагогического сознания и, конечно, самым близким и родным человеком.

Для моей матери он был сыном, для его родителей я тоже был сыном. Так мы стали братьями. Я счастлив, что общался и учился у него. Счастлив, что сохранились у меня первоисточники его размышлений и философствования о высоких материях.

У Михаила Петровича остались преданные ученики и последователи, которые, я уверен, не дадут попирать творимое им будущее образования, они продолжат его начинания. У него есть, кому соболезновать из-за утраты родного человека. Я тоже среди них. Боль раздирает меня, но и теплится надежда, что Михаил Петрович начинает небесную жизнь, откуда он пошлет нам свою благодать.

Милый мой, любимый мой брат, спасибо тебе, что ты любил меня и делился своими высшими ценностями. Мы с тобой все строили планы на благо образования с надеждой, что мы свершим намеченное. Сколько было в тебе бодрости духа и как широко простиралось твое сознание! Не теряю веру, что твое светлое и великодушное сердце, твоя самоотверженная забота и впредь защитит твое детище, которое есть неоценимый дар человечеству.

С любовью к тебе, Миша, твой Шалва Амонашвили».

Очень трогательное обращение к Михаилу Петровичу, как к живому.



Рождественская сказка

Михаил Петрович Щетинин и аплодирующие ему ученицы

Олег Смолин пишет: «Утром 10 ноября не стало Михаила Петровича Щетинина - одного из лидеров блестящей плеяды педагогов-новаторов, одного из основателей Российской академии образования, создателя и бессменного руководителя легендарной школы. Глубокие соболезнования - родным и близким! Земля - пухом! А память - с нами, пока живем... Возможно, строки, которые пишу, помогут сохранить эту память тем, кто не знаком с уникальным опытом щетининской школы.


Школа Щетинина: Смолин -осень 2002 года


Педагогика сотрудничества. На мой взгляд, вторая половина 1980-х годов была высшим взлетом отечественной педагогической мысли и педагогического творчества. В это время свободу образованию уже дали, а деньги не отняли. Позднее отнимут сначала деньги, а затем и свободу. Разумеется, назвать это время эпохой нельзя - слишком оно коротко. В лучшем случае - периодом. И хотя многие выдающиеся педагоги, ставшие символом нового направления, начинали свои эксперименты в 1970-х и даже ранее, общероссийскую известность они приобрели именно в тот период, когда перестройка еще не превратилась в «перестрелку». Приобрели благодаря «Учительской газете» под руководством Владимира Матвеева и Центральному телевидению.

До сих пор помню телепрограммы, в которых выступали Виктор Шаталов, Шалва Амонашвили, Михаил Щетинин и другие - программы, собиравшие многомиллионные аудитории вроде тех, которые сейчас собирают шоу, подобные «Пусть говорят». Тогда же направление обрело и свое название - «Педагогика сотрудничества». Позднее выяснилось, что лидеры нового направления имеют разные философские и политические взгляды. Однако в конце 1980-х их явной или неявной общей идеологической платформой было то, что еще в конце 1960-х получило название «социализм с человеческим лицом».

Первая встреча. Году, кажется, в 1997-м я впервые попал в школу Щетинина. И сразу нарвался на его жесткий вопрос:

«- Говорят, ваш комитет собирается нас закрывать? (Далее пересказываю по памяти).

- Нет, такой задачи не ставилось. Но слышал о Вас разное и хочу составить собственное мнение, по Декарту, подвергая все сомнению.

- Как можно во всем сомневаться? Разве не сомнения довели нас до кризиса?

- Михаил Петрович! В педагогике, вероятно, нельзя без веры (например, учителю). Но в науке нельзя без сомнения». Обойдя школу, поговорив с педагогами и детьми, посмотрев выступления ребят, где русские и кавказские танцы перемежались со славянскими боевыми искусствами, перед прощанием я сказал Щетинину:

«- Если кто-то соберется вас закрывать, можете рассчитывать на поддержку Комитета Государственной думы по образованию и науке». С тех пор на протяжении нескольких лет более или менее регулярно бывал в школе, выступал перед детьми, выходил с ними в море на яхте и даже закладывал кирпич в новое здание, которое строили вместе педагоги и воспитанники под руководством своего лидера. В начале второго десятилетия XXI века школа получила поддержку от высокопоставленных российских государственных деятелей: распоряжение о ее федеральном статусе подписал лично Владимир Путин, в то время председатель правительства России. Более 10 лет «вживую» школы я не видел, но отношения к ней не менял.

Система Щетинина: некоторые принципы. Недавно от высокопоставленного представителя Министерства просвещения я услышал: основная идея Щетинина - обучение младших детей старшими - известна еще с 1950-х годов. В ней нет ничего нового.

И действительно, идея взаимного обучения, в т. ч. так называемый звеньевой метод, который учителя в 60-х годах прошлого века именовали квадратно-гнездовым, был известен еще моим родителям - учителям и описан в книге Владимира Тендрякова «За бегущим днем». Скажу больше: возможно, и целый ряд других принципов образовательной системы Щетинина придуманы не им, а другими педагогами. Однако, во-первых, между изобретением метода и его успешным применением - дистанция большого размера; а, во-вторых, соединенные вместе и выстроенные в определенном порядке принципы (не обязательно исключительно свои) способны дать новый системный эффект. Назову некоторые принципы системы Щетинина в том виде, как я их наблюдал, неоднократно посещая школу.



Чудинов В.А.


Чудинов В.А.
Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

Учителю от Бога XXI века

​Шалва АМОНАШВИЛИ
Посвящаю моей любимой Учительнице Варваре Вардиашвили, Учителю от Бога 30-50-х годов XX века,
и моему любимому Другу Михаилу Петровичу Щетинину, Учителю от Бога XXI века.
Тридцать с лишним лет назад в одном сибирском городе мне передали маленькую «самиздатскую» книжицу. Тогда я не сразу понял, что держал в руках. Она долго пролежала на моих загруженных книжных полках, а потом и исчезла. Спустя годы она вновь оказалась в моих руках и как будто пристыдила меня: «Ну почитай меня, что тебе стоит!» С тех пор я читаю и перечитываю ее в самых разных изданиях, цитирую, пользуюсь. В ней я нахожу истоки своих духовных запросов. Книга эта называется «Пророк», и принадлежит она удивительному писателю, художнику, философу Халилу Джабрану.
Когда я в очередной раз перечитывал ее, мне пришла мысль написать по аналогичной же схеме книгу под названием «Учитель от Бога». Я подражаю писателю, чтобы в его же манере передать свои мысли о творящей энергии Учителя. Прошу Вас, дорогой Читатель, не сравнивайте мою книгу с книгой «Пророк», ибо сравнение будет неуместным. Мои ожидания ограничиваются тем, чтобы, насколько это будет в моих силах, принести Вам маленькую радость в познании величия учительской жизни.
У героя этой книги есть прообразы. Им и посвящается эта книга.
С любовью к Вам
Шалва Амонашвили
1.01.2017
Амин, учитель небольшой сельской школы, с трепетом и грустью ждал наступления этого дня. С трепетом - потому что сегодня он подарит своим ученикам Пятидесятитысячный Урок; и с грустью - потому что это будет последний урок в его жизни.
Ему было 25 лет, когда он, выучившись на учителя, вернулся в свое селение и начал работать в школе учителем. Сейчас ему 75 лет, и сердце подсказало ему: «Школа и дети - твоя судьба, но на этот раз хватит!»
В селе его любило и почитало все взрослое население, ибо все они, теперь уже бабушки и дедушки, мамы и папы, молодые люди, когда-то были его учениками и каждый лично помнил его отцовскую заботу. Учителя Амина любили самые маленькие - родители внушали им, что Учитель с белоснежной бородой мудрый и добрый. А школьная молодежь обожала своего Учителя.
Он не считал, скольких воспитал за свою учительскую жизнь, но считали Небеса, ибо каждого человека с правильно поставленной душой они принимали как дар от Учителя Амина и радовались. Время от времени люди видели, как на синем небе розовые облака выводили числа: сначала 100, потом - 200, позже - 500. А совсем недавно на небе, как на огромной доске, по всем правилам чистописания и каллиграфии облака выстроились в число 1000.
Люди и раньше не понимали, почему облака так играют, и на этот раз тоже не поняли: случайно ли розовые облака так выстроились на небе или это был какой-то таинственный знак Свыше. Но в действительности это была не игра. Таким способом Небеса благодарили Учителя Амина за тысячу правильно поставленных душ.
Тысяча!
А в селе проживало всего две тысячи жителей.
Получается, что почти все село было напитано духом Учителя Амина.
Дело в том, что Амин с первого же дня своей учительской жизни почувствовал в себе непонятное тогда ему блаженство. И не прошел год, как коллеги, родители, ученики, в общем, все село заговорило о том, что он Учитель от Бога. Нет, не в том смысле, что он любил детей и они тоже отвечали взаимностью. А в том, что он был мудрым и в общении с учениками никогда не ошибался. Он был действительно Учителем от Бога, а не учителем от бога. Так считали коллеги, хотя на молодого Амина это никак не влияло - он был самим собой и остался таким до сегодняшнего дня.
Учитель от Бога черпал педагогическую мудрость из себя. Весь его духовный мир представлял собой некое пространство света и удивлений, и каждый, вошедший в него хотя бы на день, тем более на год, на пять или более лет, сам становился светом и удивлением, любовью и пониманием.
Так проживали ученики в этом духовном пространстве Учителя от Бога. Там они взрослели, облагораживались и умнели. Потом оттуда, как из гнезда, разлетались на все четыре стороны, унося с собою факел, зажженный от духовного огня своего Учителя. Часть из них потом возвращалась домой, в село, а часть несла факел дальше, и светились они в разных уголках мира.
Пятьдесят лет называется еще половиной века, и тем самым подчеркивается эпохальность этого промежутка времени. И что же могло произойти в селе за это время, которое можно назвать эпохой Учителя Амина?
Чудо, чудо, что же еще!
Но чудо - для чужого глаза случайно заезжих туристов. Они глазам своим не верили, что на Земле есть такой райский уголок.
Люди - трудолюбивые, творческие, развитые, красивые, веселые, радостные, с культурой, достоинством и дружелюбием.
Дома - как маленькие дворцы, как образцы архитектуры и творчества, утопающие в зелени и благоухающих цветах.
Дороги сельские - как бульвары, украшенные цветами и скульптурами.
В центре села - красивая церквушка, она возвышается со своими куполами над всеми домами, она символ веры и любви - того, чем дышут и живут жители.
В селе есть даже свой театр, стоит он на площади и является гордостью всех жителей.
Не гудят машины, техника, не грохочут в домах телевизоры. Где-то тихая душевная музыка, вокруг спокойствие, наполненное пением птиц.
Поля - ухоженные, с обильным урожаем фруктов, овощей, винограда.
«Что здесь происходит?! - удивлялись туристы и заезжие. - Здесь другое государство, или власть забыла об этой части своей территории?» Среди них оказывались те, кто потом не возвращался обратно, оставаясь здесь навсегда.
Это что - влияние Учителя от Бога на жизнь людей?
Да, именно так, и не надо этому удивляться. Учитель от Бога чувствовал в себе закон Бога: правильно поставленная душа будет жить и облагораживать жизнь тоже правильно. Что и происходило на деле.
Учил ли он односельчан, как им жить и строить?
И да и нет. Он просто сам жил так и, значит, был заразительным примером для всех. Но главное - он вовлекал в свое духовное пространство всех вместе и каждого в отдельности, вдохновлял на творчество и труд, дарил живые знания, направлял, намекал, философствовал. Здесь «да» и «нет» переплетались: ученики, окрыленные и взлетевшие из духовного гнезда Учителя Амина, начинали менять все вокруг к лучшему, к прекрасному. И так полвека. Вот и получилось чудо-село.
Пятьдесят лет назад, когда ему было еще 25, все девушки села влюблялись в него. Он был высоким, с большим открытым лбом. Густые темные волосы, прямой нос, небесные глаза, добрая пленительная улыбка, жизнерадостный, простой, общительный! Дальше надо применить сразу несколько иностранных слов, чтобы портрет его получился более содержательным: он был интеллигентным, галантным, элегантным.
Девушки влюблялись, и он тоже любил их, но как родных сестер. Так со временем все село стало для него родным и близким.
Он и сейчас, в свои 75 лет, по-прежнему красив и элегантен. Но не стар, нет, он просто пожилой мужчина, обаятельный. Он больше не постареет, таким останется всю жизнь. Он и сейчас высокий, выпрямленный. И украшает его теперь шикарная длинная белоснежная борода.
Идет он по сельскому бульвару. На лбу - семь пядей, в глазах - мудрость, на лице - одухотворенность, в бороде - упрятанная улыбка, в руках - отдача, в ногах - твердость, в сердце - забота, в мыслях - устремленность.
Тело его несет в себе огромный и невидимый духовный мир, в котором жизнь земная и жизнь небесная, жизнь настоящая и жизнь будущая слились воедино. Там Чувство Заботы Учителя от Бога трудится вовсю, творя над селом небесный купол и зажигая на нем радужные созвездия, как мечты и предсказания для каждой семьи и каждого ребенка. И верит оно, что тем самим его забота распространяется на всех детей Планеты.
«На этот раз хватит!» - так сказало ему сердце. Значит, когда-либо будет продолжение урокам? Тогда ему нужно будет подготовиться к будущей учительской жизни, почитать и перечитать классику, наметить новые планы. Будущая педагогическая жизнь, какой она будет?
На спине несет он рюкзак, в который уложил он все святые книги, ибо возвращаться домой уже не собирается.
На столе оставил только одну книгу с надписью на имя будущего жильца дома. Кто им будет, он еще не знает, но надеется, что увидит его.
Твердый шаг привел его к школе.
Коллеги еще не знают о его решении, ученики тоже не знают. Узнают сегодня, обидятся. Но он тверд, ибо так решили его сердце и седьмая пядь на лбу.
- Здравствуй, Учитель! - встретила его дежурная, благоговейно произнеся эти слова.
- Здравствуй, милая! - из белоснежной бороды Учителя от Бога добрая улыбка упорхнула к пожилой женщине. Он пожал ей руку и направился в учительскую.
Ученики в коридорах, увидев Учителя, сторонились и с улыбкой и почтительно приветствовали его. Его лучезарная улыбка и ответное «Здравствуйте!» вызывали в них чувство собственного достоинства.
В учительской учителя мигом обернулись в его сторону и, как первоклассники, хором и единодушно произнесли:
- Здравствуй, Учитель!
Да, все они любят его, относятся почтительно. Ему неловко от такого обособленного к нему отношения коллег, но, как ни старался он показать, что он такой же, как все они, ничего не получилось. Он улыбнулся всем и радостно поприветствовал.
- Я не опаздываю на урок? - спросил он шутя. И все они, опять как первоклассники, ответили хором и весело:
- Не-ет!
* * *
Он взял со стола классный журнал и вышел из учительской. Медленным шагом направился к своим старшеклассникам. Многие ждали его у входа, почтительно поприветствовали и вошли в класс. Со звонком о начале занятий он тоже вошел, и белая борода его сияла от улыбок для каждого ученика. На лице же их было написано: «Я люблю тебя, Учитель!»
Он снял свой рюкзак и положил на стол.
Медленно оглядел каждого. И, как бывало всегда, наступила тишина перед ожиданием необычного.
В душе его рождались слова, как молитва: «Спасибо, Господи, что Ты открыл во мне чистую любовь к детям и внушил мне мудрость воспитания. Я скоро расстанусь с ними, и мне от этого грустно. Но это есть Твое веление - всякий голос своего сердца я принимаю как Зов Твой. А теперь подскажи, Господи, что же мне им сказать на этом Уроке, который станет последним?» И пришел ответ: «Сперва скажи им о своем решении, а там дано будет!»
И он заговорил.
Ученики почувствовали тень грусти в его голосе и насторожились.
- Дорогие ученики, вы для меня и друзья, и учителя!
Вот уже пятьдесят лет я живу жизнью школьного учителя. Каждый день я нес вам и тем, кто был до вас, дары своего духа и взамен получал дары ваши.
Вы были моими учениками и учителями, и я был вашим учителем и учеником. Мы учились друг у друга и воспитывали друг друга.
Мы вместе разгадывали три загадки: как жить, как общаться, как любить.
В тиши ночей я творил для вас уроки, как мечты мои о вашей будущей жизни, а потом воплощал их перед вами, как артист на сцене.
Но не раз вы уводили меня в неведомые мне доселе мысли и пространства. И я, видя, как взрослел каждый из вас, взрослел и менялся сам вместе с вами.
Но вот настало время, и сердце сказало мне: «На этот раз хватит».
Я подчиняюсь его воле и пришел сегодня к вам с последним, Пятидесятитысячным, Уроком в своей жизни, но не знаю, о чем с вами говорить...
Ученики молча выслушали сказанное, погрустнели, попытались переубедить его, но поняли, что решение Учителя надо принимать с уважением. После недолгой грустной паузы от имени учеников к нему обратилась София:
- Всеми нами любимый Учитель, мы почитаем твое решение с чувством благоговения. И раз этот Пятидесятитысячный Урок для нас тоже является твоим последним уроком, дай нам напутствие в жизнь!
- О чем я еще могу вам сказать? - смутился Учитель.
- Скажи нам сначала о молодости!
Учитель от Бога задумался. Его взгляд через приоткрытое окно классной комнаты устремился к Небесам.

«Учительская газета», №10 от 7 марта 2017 года
Учитель от Бога
За полвека он преобразил село

http://ug.ru/archive/69034
Ш, Школа Щетинина: Русская Родовая Школа

Слово о Михаиле Петровиче Щетинине


Михаил Петрович Щетинин был для нас до той степени человечным и доступным, и мы стоим с ним так близко, что наше сознание не может достойно оценить его величие, оценить совершенный им подвиг.

Он есть великий педагог, мыслитель и деятель, сравнимый толко с мировыми классиками, которые не остаются в истории, а становятся горизонтами сознания. Такого уровня мыслителей и деятелей, которых в образовании бывает редко, как правило, многие современники понять не могут, и они, исходя из своих сегодняших убеждений, не видят то будущее, творцом которого есть Михаил Петрович Щетинин.

Они даже дают себе волю судить о нем, осуждать, а если кто имеет еще и власть, то и препятствовать продвижению его идеям и делам.

Я не знаю, как смоют с себя стыд и срам представители власти и правосудия, которые сдалали все, чтобы уволить из жизни гения в образовании,  не знаю, в каких кустах будут прятаться те, которые со своими возможностями могли защитить его, дать ему творить дальше чудное будущее, но не сделали этого.

Если бы Михаил Петрович ушел из жизни в ту полосочку времени, когда он, чувствуя себя свободным, создавал свой шедевр, у нас не возникло бы никакого повода оглядываться на могильщиках. Но что сказать о той действительности, когда жизнь Михаила Петровича оборвалась именно сейчас.

Все знали, что он тяжело болен, он с трудом восстанавливается после сложнейшей операции, и нужно ли было такому, что перед первым сентябрем, когда в Текосской Щетининской школе готовился большой праздник, власть распопяжается опечатать все помещения и его кабинет тоже.

Когда-либо откроются все недостойные причины этого вредоносного поступка и мир увидит могильщиков будущего. А нам, свидетелям случившегося, становится предельно ясно: не вынес сердце героя эгоистическую злобу в обмен всемирного добра.

Какую школу создавал Михаил Петрович Щетинин?

Создавал он необычную школу, которая за время пару десятилетий успела выдать стране несколько сотен достойных граждан, мыслоящих государственно, высококультурных, честных, преданных Родине, жизнерадостных, творческих и трудолюбивых.

Стыд и срам тому, кто оценивает работу школы паршивыми так называемыми государственными экзаменами, в которых нет никакой заботы о государстве.  Но если это для кого-то есть мера качества, то Школа Щетинина выдавала кесарю кесарева, при том щедро.

Он создавал Школу не только сам со своими коллегами, а делал творцами всех граждан этого образовательного мира.

Покажите пальцем, где еще ученики становятся учителями, коллегами своих учителей, где еще ученики сами строят свои теремки для жизни и познания, преукрашивают их, радуются своему труду и творчеству!

Михаил Петрович создавал Школу как лестницу, по ступенькам которой каждый восходил соразмерно своим талантам и стараниям. Покажите еще школу, где ученики могут свободно опережать нами придуманные возрастеные ограничения и где 10-12-летние ученики становятся студентами вузов!

Создавал он Школу свободную, подвергая своих граждан только диктатуре совести, только любви к Родине, только творению общего блага. Покажите еще школу, где воспитание нрава и культури стоят выше безликих и безличностных стандартов, которым безолаберно приписывается качество образовательных!

Михаил Петрович создавал Школу, где гармоничное развитие становилось не былью, а действительностью, где ум, сердце и руки становимлись золотыми, едиными.

В школе Михаила Петровича кипела жизнь, здесь все жили устремленно, здесь дружба и помощь, любовь и преданность, благодарность и благородство становились естеством общения.


Дух Школы Михаила Петровича возвышал каждого жителя этого образовательного мира.

А какие были занятия, на которых возраст не служил помехой! На них ученики вместе с учителями-друзьями познавали целостность наук, их синтез, их единую основу бытия.

Они открывали гипотезы и старались их разрешать. Их познавательная страсть шла далеко за грани программ и учебников, ученики-исследователи жили пониманием будущих открытий и обновленного образа жизни.

В Школе Михаила Петровича запросто были сняты пресловутые вопросы заинтересовивания учеников, выполнения угнетающих жизнь домашних заданий, формальной дисциплины.

Только косность ума и злые намерения приписывали Михаилу Петровичу и его школе разные абсурды.

А каким был он сам?

Он был истинным олицетворением своей сути и в духе, и во внешнем мире.

Мыслящий, мудрый, миролюбивый, беззаветно преданный молодому поколению, чуткий, понимающий, проницательный, прощающий, истинный гражданин и патриот своей родины.

А для меня он был маяком педагогического сознания, и, конечно, самым близким и родным человеком.

Для моей матери он был сыном, для его родителей я тоже был сыном.

Так мы стали братьями.

Я счастлив, что общался и учился у него.

Счастлив, что сохранились у меня первоисточники его размышлений и философствования о высоких материях.

У Михаила Петровича остались преданные ученики и последователи, которые, я уверен, не дадут попирать творимое им будущее образования, они продолжат его начинания.

У него есть, кому можно соболезновать из-за утраты родного человека.

Я тоже среди них.

Боль раздирает меня, но и теплиться надежда, что Михаил Петрович начинает небесную жизнь, откуда он пошлет нам свою благодать.

Милый мой, любимый мой брат, спасибо тебе, что ты любил меня и делился своими высшими ценностями.

Мы с тобой все строили планы на благо образования с надеждой, что мы свершим намеченное.

Сколько было в тебе бодрости духа и как широко растиралось твое сознание!

Не теряю веру, что твое светлое и великодушное сердце, твоя самоотверженная забота и впредь защитит твое детище, которое есть неоценимый дар человечеству.


С любовью к тебе, Миша, твой Шалва Амонашвили.

10.11.2019